Главная | Как завещание святое на всю оставшуюся жизнь

Как завещание святое на всю оставшуюся жизнь


Я помню, как плакал под эту песню наш сосед дядя Петя Ковалев, роняя слезы на клетчатую рубашку, прикрывающую некрасиво стягивающие кожу на боку и груди жесткие узлы и рытвины — следы от осколков снарядов.

Песню эту мы слушали на заключительных титрах показанного по телевизору черно-белого фильма с этим же, запоминающимся названием: На всю оставшуюся жизнь Нам хватит подвигов и славы, Победы над врагом кровавым,- На всю оставшуюся жизнь.

На нашей улице все знали, что дядя Петя, как и мой тесть, фронтовик. Дядя Петя был человек суровый и скупой на слова. Не слишком общительный, вечный трудяга.

Как завещание святое на всю оставшуюся жизнь

О себе рассказывать не любил. Страшные следы от ранений на его теле я увидел-то случайно: Горели Днепр, Нева и Волга, Горели небо и поля Одна беда, одна тревога, Одна судьба, одна земля Всю серию, в которой показаны тяжелые будни санитарного поезда, перевозившего раненых бойцов с линии фронта в тыл — а фильм именно об этом, - дядя Петя молчал, изредка неопределенно хмыкая.

А вот на титрах почему-то не выдержал. И я каким-то шестым чувством понял, что плакал он не только о шрамах, обезобразивших его тело. А и о других рубцах, о которых он, наверное, никому и никогда не рассказывал - невидимых, но оставшихся в душе.

Удивительно, но факт! Никто не видел в подававшей надежды эстрадной певице Таисии Калинченко киноактрису.

На всю оставшуюся жизнь Нам хватит горя и печали. Где те, кого мы потеряли На всю оставшуюся жизнь?

кадры из фильма >>

Сюжет фильма незамысловат и негромок: Нет в этом рассказе ни впечатляющих батальных сцен, ни жестоких боев лицом к лицу с врагом. Да он ведь своим вторым рождением обязан фильму.

Удивительно, но факт! Он неотступно смотрит на Фаину.

Наконец к съемкам все было готово. И мы с Фоменко выехали в Лугу.

Он на скверном счету у начальства. Правда, в одной статье сам Петр Наумович признался, что дурная репутация была у него уже в студенческие годы: Но, видимо, с тех пор он прошел такие огонь, воду и медные трубы, что я познакомился уже с другим Фоменко. Как писали прежде в любовных романах, он понравился мне с первого взгляда. Он производил впечатление мощного человека, наделенного спокойной уверенной силой.

тексты песен

Красивое мужественное лицо, огромный лоб, проницательные, очень умные глаза, непременные ухоженные усы… Говорит негромко, но баритон его звучен и приятен.

От него исходили добрые токи интереса и внимания к собеседнику. Даже в медлительной его походке мне почудилось что-то тигриное. Потом я убедился, что и в самом деле Фоменко никого не боится.

Удивительно, но факт! А и о других рубцах, о которых он, наверное, никому и никогда не рассказывал - невидимых, но оставшихся в душе.

Петр Наумович никогда не смирялся ни перед кем и ни перед чем. О Феликсе Бермане он писал: Конечно, восторг легко воспринимался как отклонение от нормы. Потом это отношение приобрело более взрослый и зрелый характер. Мне было необычайно интересно слушать его, разговаривать с ним, наблюдать, как он работает.

И не скрою, льстило его расположение. Я стал свидетелем этого во время выбора артистов на главные роли в фильме. Первоначально, например, предполагалось пригласить на роль старшей сестры Юлии Дмитриевны знаменитую и всеми любимую Лидию Сухаревскую.

Но она не смогла. И Фоменко взял мало кому известную в Ленинграде Людмилу Аринину. Аринина великолепно сыграла Юлию Дмитриевну. Никто не видел в подававшей надежды эстрадной певице Таисии Калинченко киноактрису.

Таисия не все сыграла ровно, но в целом с ролью справилась. Конечно, среди приглашенных были и бесспорные актеры первой величины: Так угадать в этом нервном, трепетном, ранимом актере, совсем негероической внешности, небольшого роста, с тонким лицом настоящего Человека, оставшегося и на войне Человеком с большой буквы, с талантом сострадать и быть милосердным.

Удивительно, но факт! Оператору Вячеславу Бабенкову Петр Наумович не уставал повторять:

И это в году! Он относился к ним нежно и ласково. Особенно любил уединяться с Эйбоженко. Они о чем-то долго беседовали. Но, кажется, я опять слишком забежал вперед. Вернемся к самому началу съемок. Когда мы утром подошли к неказистому домику, где должен был играться любовный эпизод с Леной Огородниковой и ее Даней, луг перед домом напоминал поле после битвы.

Удивительно, но факт! Без Фоменко ничего не вышло.

Прямо на земле валялись там и тут тела еще не проспавшихся после вчерашней пьянки рабочих-монтировщиков, плотника, водителя, осветителей и т. Угрюмый Фоменко оглядывал все это безобразие, а директор Аникин бегал вокруг, приговаривая: Сейчас, Петр Наумович, мы их поднимем и поставим на ноги! Даже по тогдашним пуританским меркам она выглядела стыдливой и целомудренной: Но уже на этой съемке я увидел, как Фоменко дирижирует каждым жестом актеров, поворотом головы, движением глаз, каждым прикосновением и поцелуем: Лена, вы счастливы, смейтесь!

Так случилось и с Таисией Калинченко.

Эта ее роль оказалась самой успешной. Дальше карьера в кино не задалась. Без Фоменко ничего не вышло. Наблюдая, как работает Фоменко, я подумал, что его можно было бы сравнить с великим джазовым музыкантом Дюком Эллингтоном. Его помощник Билли Стрейхорн писал: Иногда это фиксируется на нотной бумаге. И смотрел, что из этого получается. И если получалось не то, что ему было нужно, Фоменко властно вступал в игру сам. И превращал ансамбль актеров в свой инструмент-оркестр, с которым и претворял свой замысел.

Понравился материал?

Его вмешательство могло касаться не только целых сцен, но и какого-нибудь неважного, несущественного на первый взгляд жеста или слова. И они вдруг приобретали самоценное значение. Напомню только удивительный по эмоциональной силе жест, которым жена Крамина в финале второй серии проверяет, не идет ли дожць, когда ее парализованного мужа выносят из вагона на перрон.

Это пришло прямо на съемке. Фоменко закричал актрисе Тамаре Уржумовой: Не так, выше руку, выше! Вот Данилов устраивает разнос застигнутым на месте преступления картежникам Г. А Данилов усаживает его раз, другой, третий… Это смешно.

И вместе с тем открывает еще одну добрую черточку в характере Данилова.

Удивительно, но факт! Сейчас, Петр Наумович, мы их поднимем и поставим на ноги!

Оператору Вячеславу Бабенкову Петр Наумович не уставал повторять: Или озорной лукавый задорный взгляд медсестры Фаины… Фильм держится на крупных планах лиц и глаз.

Данилов несколько раз повторяет: И крупные планы как будто подсвечены небесным чистым светом. Даже у машиниста Кравцова, изрядно потрепанного временем и извечным русским пороком, лицо сохраняет отсвет прежней молодой жизни.



Читайте также:

  • Стоимость нотариального заверения завещания
  • Жалоба на директора школы в департамент образования образец